Сероглазый Филин
Человек, ничтожен ты, и слаб. Ты плоти алчущей презренный раб
Название: Киматцу. Глава 1.
Автор: Сероглазый Филин.
Бета: Takeshi Tio
Пейринг: Саске/Наруто основной. В данной главе Данзо/Сай.
Рейтинг: Вроде R, может быть поднимется.
Жанр: Ангст, Фентази, Дарк, Deathfic, Смарм, Флафф. Может, немного романтики. Возможно, будет драма.
Саммари: Конец Света и его последствия.
Состояние: В медленном процессе. Но как всегда все зависит от вас.
Дисклеймер: Герои не мои, но идею не кому не отдам!
Предупреждение 1: наижесточайший AU, OOC наиполнейший, Слеш, возможно новые герои. Скачки во времени. Инцест!!
Предупреждение 2: Автор и бета не несут ответственность за ваше психологическое расстройство и его последствия.
Предупреждение 3: Жестокость!!! Жестокость!!! И еще раз жестокость!!!
Размер: Пролог и главы, главы, главы, главы, главы, главы. … Макси, в общем.
Размещение: Если сие бредне кому-то понадобится, обращайтесь.
От Сероглазого Филина: Ойши чертов паразит!!! Кто тебе позволил будить меня в такую рань!!! Если в 11 не спишь ты, это не значит, что все остальные тоже бодрствуют!!! Ксооо! ты меня слышишь?!!! Я тебе это еще припомню!! Не дождешься ты больше от меня яойной манги!!
Глава 1.

Ночное небо с рассыпанными по нему звездами и пустая мрачная улица. Подъезды темных, нагонявших страх своей массивностью, домов освещены неоновыми лампами. Это место просто пугало, оно заставляло все твое нутро кричать от ужаса. Но самое страшно было то, что все улицы здесь такие. Темные, страшные, не преступные. Именно в таких домах живут люди, которые после Конца Мира не смогли вернуться в обычную жизнь. Да и как здесь вообще можно жить обычной жизнью? Но есть и такие, и они живут на высшем и среднем уровнях. А здесь нижний уровень. Тут обитают так называемые отбросы общества. Эти люди трудятся круглыми сутками, кто-то работает на нескольких работах, ведь такие, как они, получают гроши, этих денег едва хватает, чтобы заплатить за жилье, а ведь еще нужно прокормить себя и семью. Интересно, каким будет Киматцу, который сможет выжить здесь? На самом дне этой темноты.
Темная квартира. Она такая же темная, как и все остальные - ведь в городе сейчас спят, правда, не все. В глубине темной улицы, в одной из квартир самого последнего дома сейчас не спит девятилетний мальчик. Теперь он остался один. Этот мальчик - Гаара Собаку - малолетний убийца. Разорванные тела, чьи части были разбросаны по всей комнате. Стены и пол залиты кровью. Посреди этого хаоса находился Гаара, тело которого с ног до головы было запачкано кровью, с подбородка стекала маленькая струйка такой не обходимой для жизни жидкости. Зеленые глаза совершено бесстрастно смотрели на весь этот кошмар. Тонкие губы были искажены в сумасшедшей улыбке. Маленькая капля соскользнула с окровавленной челки и соединилась с лужей крови, что стекала из лежащей на полу головы такого же рыжего мужчины. Это кровь не Гаары, она принадлежит его отцу и дяде. Вот уже шесть лет он терпел их издевательства. Дядя ненавидел племянника из-за того, что мальчишка отнял жизнь его любимой сестры, а отец всегда считал его опасным. И если старшие сестра и брат хоть как-то могли их успокоить, то после их смерти жизнь Гаары превратилась в ад. Хотя он никогда не называл это жизнью, существование – вот, что это было. Каждый день он боролся за свое существование. На улице без жалостно убивал всех, кто смел тронуть его. Он расправлялся с жертвами так, что их останки можно было хоронить в коробке, он разбирал их на части, как кукол. И сейчас в луже крови вокруг разобранных на части тел он проклинал всех тех, кто виноват в его жалком существовании. В том, что он убийца. Но в первую очередь, он проклинал самого себя. За то, что сломался, как кукла. Они были его последними жертвами, люди больше не услышат об убийце, что разделывает людей на части. С этого дня он сдержит обещание, данное сестре.

Flashback

– Канкуро!! Канкуро!! Очнись!! Очнись, Канкуро!!!! – Крик Темари разнеся по всей квартире. Девушка не верила в то, что видела. Не верила в смертельно бледное лицо брата. Не верила в кровь, что медленной струей стекала у него из головы. Не верила, что эта самая кровь окрашивает ее кофту и брюки в красный цвет и, конечно же, она не верила, что это все по вине ее отца. НЕ ВЕРИЛА!! Но это правда. Чтобы защитить маленького Гаару, Канкуро попытался остановить мужчину, но тот со всей силы ударил его, да так, что Канкуро отлетел к стене и сильно об нее ударился. Темари набросилась на отца, но тот ударил ее по лицу, и она, не удержав равновесие, упала на пол, вывихнув левую ногу. Четырехлетний Гаара, спрятавшись под столом, смотрел в зеленые глаза Темари и на губы, шептавшие: «не убивай ради себя». В этот момент отец подошел к лежащей девушке и, схватив ее за волосы, начал бить головой об пол, при этом все время крича «НЕ МЕШАЙ». Он продолжал бить ее, даже тогда, когда она перестала кричать, не остановился, когда брызги крови разлетелись по стене, и все равно продолжал бить, хоть на полу и появилась лужа ее крови. Он бил и бил ее головой о пол, не обращая внимания, что на его лице с каждым новым ударом появлялись кровавые капли. И лишь тогда остановился, когда в квартиру вернулся пьяный дядя. Лишь тогда он отбросил уже обмякшее тело в сторону и с видом, что ничего не случилось, вышел из комнаты. Оставив маленького Гаару в компании брата и сестры, но вот только уже мертвых. А Гаара так и сидел под столом, смотря на кровь и тела когда-то живших людей. Потом пришел дядя и унес тела, приказав Гааре убраться в комнате. Пачкаясь в крови своих самых близких людей, он вымыл пол, почистил стены. Но он так и не узнал, куда отнес тела брата и сестры дядя, и где он их закопал. И именно с того дня его жажда крови возросла.

End Flashback

Отец и дядя - последние жертвы, больше Гаара не будет убивать, он будет стараться исполнить последнею волю сестры. Поднявшись, он направился к выходу - больше нечего здесь делать. Он отомстил. Да, это была месть. Месть за сестру и брата и, конечно, за себя. Темари хотела поступить в институт и стать дизайнером, у нее был хороший вкус. А Канкуро мечтал устроиться в кукольный театр и делать там кукол. Но теперь этого не будет, их мечты умерли вместе с ними. И вместе с ними в Гааре умерла любовь. Они были единственные, кого он любил. Именно поэтому он сделал себе тату в виде иероглифа «любовь». Это напоминание о том, чего у него больше не будет. Любовь - это чувство умерло в нем, вместе с братом и сестрой. А рассудок покинул его в тот момент, когда кровь отца омыла лицо. Он уже не человек, он - убийца. Убийца, безжалостный к своим жертвам, и такой страстный к своему делу. Он зверь, жаждущий крови. И то, что он решил остановиться, не значит, что его жажда крови остановится вместе с ним. Наоборот, теперь с каждым днем она будет расти, и расти, подпитываясь его душевной болью и гневом. Он - дикий зверь, который хочет крови. Он тот, кого забавляет сам процесс охоты. Тот, что любит видеть страх в глазах своей добычи. Он не боится смерти, он сам несет смерть. Зверь сильнее его – вот единственное, чего можно бояться.

******

– Ты всегда должен улыбаться, – рука тридцатилетнего мужчины очертила контуры детского лица. Сначала палец аккуратно обвел губы, едва касаясь их. Затем погладил молочно-белую щеку. Спустился по скуле к подбородку и опять вернулся к губам. – Твое личико всегда должно выражать радость, – чуть хрипловатый голос звенел в ушах. Этот голос заставлял дрожать и бояться его обладателя. – И не надо на меня так смотреть. Тебе пора принять реальность, – невинные черные глаза с ужасом и пониманием дикой реальности смотрели на человека, что так долго жаждал момента, когда сможет завладеть этим телом. – Ну, а сейчас я покажу тебе, что ждет тебя впереди, но главное - улыбайся. Грубая ладонь спустилась на шею, притягивая голову семилетнего мальчика ближе. Горячие губы мужчины грубо впились в губы ребенка. Красная линия очертила бледный подбородок. Данзо повалил Сая на кровать, наслаждаясь вкусом невинных губ вперемешку с терпким металлическим привкусом крови юного любовника. Его губы спустились на шею, оставляя алые разводы крови. Схватив мальчика за короткие черные смоляные волосы, он потянул их, заставляя наклонить голову назад, открывая больший доступ к шее. Грубые манипуляции мужчины вызывали боль и отвращение, заставляя Сая кривить лицо. Данзо спустился ниже, облизывая и покрывая поцелуями и укусами детскую грудь. Он засасывал и прикусывал то один, то второй сосок, заставляя Сая кричать от переполняющих его ощущений.
– Улыбайся Сай. Улыбайся, – голос, переполненный желанием и похотью. От этого тело мальчика пробирала дрожь, не от желания, как думал Данзо, а от страха перед реальностью. Он безумно боялся того, что происходит и того, что произойдет. С каждой секундой, с каждым новым прикосновением, с каждым новым поцелуем, он все яснее понимал, что хотел с ним сделать отец. От этого чувства: от страха и ужаса, что заполняли юное сердце, с каждым новым стоном удовольствия отца сердце ребенка все быстрее и быстрее начинало биться. Дыхание становилось все чаще и прерывистей, а из горла стали доноситься протяжные стоны. Мозолистая ладонь медленно спустилась на внутреннюю сторону бедра, раздвигая ноги в сторону. Мгновение и в напряжено сжатые мышцы ануса ворвался палец, затем второй, а потом и третий. Растяжка нужна была не для того, чтобы Саю не было больно, а для того, чтобы мужчине было легче проникнуть в девственную плоть и, при этом не навредив. Конечно, он бы с радостью ворвался в долгожданную дырочку без всякой подготовки, он бы наслаждался криками боли и тем, как судорожно сжимаются мышцы девственной попки вокруг его члена. Но, увы. Ведь после него у малыша Сая будет много «гостей», нельзя портить «товар», ведь этот мальчик многоразового пользования. Вынув пальцы, Данзо рывком вошел в него, с наслаждением чувствуя, как его плоть проникает все глубже и глубже в тело мальчика, совершенно не обращая внимания на сопротивление мышц. С каждым новым толчком он врывался все быстрее и быстрее. Его толчки отдавались невероятной болью во всем теле Сая, тело словно пронизывали штыками, а внутри, кажется, засунули нож и с садистским наслаждением ковыряли, крутили. С каждым разом боль становилась все невыносимей, и мальчик, уже не жалея горла, кричал, что было сил. Молясь лишь о том, чтобы потерять все эмоции и чувства. И его желание исполнилось. В тот момент, когда отец кончил, Сая пронзила невыносимая боль, и из глаз брызнули слезы. Когда Данзо вышел из него, то из дырочки потекла розовая масса. И вместе с тем, как из мальчика вытекала сперма вперемешку с кровью, из него утекали все эмоции и чувства, забирая вместе с собой душу и унося ее куда-то далеко, туда, где нет кромешной темноты, туда, где светло и приятно. И в этот момент по щекам Сая текли хрустальные слезы, которые блестели в свете яркой луны, а на лице играла улыбка, без эмоций, без чувств, просто маска с фальшивой улыбкой.

******

Молодая девушка с копной черных волос обнимала тело парня, может быть, чуть старше нее. Его лицо было сильно избито, правая рука сломана, а темные волосы окрашены в кроваво-красный цвет. Парень не шевелился, да он и не мог, ведь он мертв. Он умер, доставив зрителям удовольствие. И раде чего, денег? Какая алчность. А девушка оплакивала его, наверное, он был ей дорог. Она повернулась и посмотрела на высокого шатена с карими глазами. Он тоже был в крови, но это не его кровь. Единственное его ранение - это губа и исцарапанные костяшки пальцев, да и это тяжело назвать ранением.
– Как ты мог?! Как ты мог?! – в ее шоколадных глазах была боль и ненависть, а из глаз лились крупные капли слез.
– Не ори. Он знал, на что шел. Побеждает сильнейший. – Парень развернулся и пошел к выходу из арены. Он победил, в принципе, как и всегда.
– Сволочь!! Бездушная сволочь!!! – девушку схватили за руки и повели на выход. Она не первая, кто потерял близкого человека по вине шатена. И она не первая, кто назвал его бездушным. Его кличка-Рейтан, что значит равнодушный, черствый. Ему совершенно наплевать на окружающих, ему все равно больно им или они счастливы, он уже давно потерял понятие «душа».
Для него это просто слово, никчемное слово. С десяти лет он живет тем, что дерется на подпольном ринге. Он давно научился убивать без зазрения совести, ведь ему все равно. С его ловкостью, скоростью и силой он стал непобедимым. На него ставят, он побеждает. Зрители хотят зрелища? Он убивает красиво, так что это можно назвать искусством. Хотят крови? Будет им кровь. Он убьет, медленно, делая так, чтобы соперник умер от потери крови. Красиво? Красиво. Зрелищно? Еще как. И после всего этого его могут спрашивать о душе? Она давно умерла. Под грудами камней, которые завалили его сестру и мать. С тех пор он бездушный. Ему абсолютно все равно. Главное - выжить, хотя и это его мало интересует. Без души ему не ведом страх. Жалость? Он никогда ее не испытывал. Боль? Какая, душевная? Не смешите! Для него это все слухи, сказки. Если в детстве он еще верил в темные и светлые души, то сейчас, когда он повзрослел, увидел и осознал жестокую реальность, глупые детские сказки растворились во тьме взрослой жизни. И в свои шестнадцать он знает о жизни и ее крутых поворотах больше, чем кто-либо. С самого детства ему приходилось драться, чтобы выжить. Сначала в приюте, затем на улице и теперь здесь - на ринге. Но где бы он ни дрался, кто бы ни был его противник, Киба всегда побеждал. И иногда он мечтал, чтобы его кто-нибудь победил. Но бой шел за боем, а этого не случалось. И он все так же продолжал безжалостно убивать своих соперников и пополнять счет в банке на свое имя. Пока его не нашли СП и не забрали с собой. С тех пор его жизнь обещала быть интересной. Кто знает, может там его мечта сбудется, а душа вновь оживет.